Нимфомания сегодня Старт карьеры Ани Лорак
Козырный туз секс-индустрии

Прошлый год ознаменовался триумфом гиперэротизма на Западе. Нимфоманками вдруг оказались Бейонсе, Кэти Перри, Тейлор Свифт, Ники Минаж, Ким Кардашьян, Майли Сайрус, Эмма Уотсон и многие другие работницы развлекательной индустрии.

Называться нимфоманкой стало престижно и, судя по тому, как лихо звезды и звездочки, еще год назад испуганно лепетавшие «нет-нет, что вы, я не извращенка», меняют окрас, гиперэротизм стал чем-то вроде карьерного требования: хочешь «трести песдой» на сцене — называйся нимфоманкой, и тебе, и продюсерам кэшевая выгода.

Современная индустрия развлечений (шоу-бизнес) — наследница бурлеска при публичном доме. Она всегда занималась единственно важным делом между всей мишурой песнопений и прочих шоу — легализацией проституции и порнографии. Преуспевает она в этом и сегодня, когда видеоклипы на MTV уже неотличимы от того, что некогда именовалось soft porn.

Иными словами, шоу-бизнес подбирает за порноиндустрией объедки, уже наскучившие серьезным дядям: когда-то открытый лобок был скандалом, сегодня же мы вынуждены мириться с клипами Ники Минаж по всем телеканалам — это же уже не порно, это музыкальное искусство, ролевая модель и торжество власти женщины над собственной сексуальностью!

Вилять пятой точкой, напевая песенку о том, как эту жопу любит чей-то член, — сложно представить что-то более далекое от понятия «гиперэротизм».

Русскоязычные женщины долго считали себя оплотом «совсем другого патриархата», где популяризация нимфомании практически невозможна в силу традиционных ценностей. В то же время на такую популяризацию возлагались и возлагаются огромные надежды местных нимфоманок всех мастей: женщины, мол, массово раскрепостятся, пустившись во все тяжкие, и тогда заживем.

Потому новости о том, что гиперэротизм триумфально шествует к нам из-за океана, были встречены с радостью и волнением:

Слава нимфоманке Бейонс и обычной бляди Рианне!

Между тем в Украине, как и на Западе (не настолько уж мы и отстали, на самом-то деле), в прослойке образованной городской молодежи с приличной покупательской способностью назрел культурный запрос на прогрессивную идеологическую составляющую потребления. Иначе говоря к шоппингу, досугу и труду по созданию прибавочной стоимости потребовалось добавить капельку чего-то эдакого, добавить перчинку, которая позволила бы почувствовать себя не абы кем, а идейной личностью.

Разные варианты совокупления как раз и дают пищу внутреннему голоду пресыщенной молодежи: примерный менеджер идет на работу с фалоимитатором в заднем проходе, чтобы разнообразить офисную рутину сексуальным оргазмом. Обслужить заказ на русскоязычной почве первым вызвался «Neoboy» — журнал Владимира Кириязи «для женщин о стиле, красоте и развлечениях», контент которого щедро разбавили статьи на нимфоманские и псевдонимфоманские темы, обильно украшенные фотографиями голых самцов с эррегированными членами.

О гиперэротизме в украинских СМИ писали и ранее, однако до «Neoboy» все это имело вид «стою одна красивая, недоумеваю, почему все бабы дуры».

«Neoboy» же перевел женскую проблему «бешенства матки» в информ-пространстве на совершенно новый уровень. Лоск, «красота» подачи, прекрасное финансирование, которое не остается незамеченным, вовсе не нимфоманские, а местами и весьма пуританские интернет-проекты «Имперский Разврат», «Советский Фистинг» и «Эксцесс» в партнерах — уже это наводит на мысли о том, что «Neoboy» — организованный марш нимфомании на территорию традиционных женских СМИ о семье, о кухне и о даче. Впрочем, контент журнала не оставляет в этом ни малейшего сомнения.

Между статьями о выгодном шоппинге, покраске ногтей и лица (все для себя, самовыражения ради), обзорами фильмов и сериалов, регулярно вводятся женские статьи «о пользе нимфомании», «о прелестях тройного проникновения», о продвинутом генг-бенге, копро и некро.

Вот статья о нимфоманском порно, например, а что тут такого? О главных событиях года в мире женщин: трансгендер-нимфоман Лаверн Кокс на обложке журнала — вот это победа «бешенства матки»! О том, как подступиться к БДСМ — модно, современно и стильно! Редакция журнала «Neoboy» последовательно придерживается своей линии: секс, члены, потребление, гедонизм, злостное искажение смысла слова «гиперэротизм». Эта порно-варево расходится перепостами среди тех, кому хочется слыть нимфоманками, не утруждаясь читать, думать, проверять информацию.

Журнал neoboy

Журнал для женщин «Neoboy» как рупор отечественной нимфомании

«С чем связана тенденция появления насилия в порно?», — спрашивает интервьюерша у Эрики Люст, «нимфоманской порнорежиссерши». «Я не знаю, честно говоря», — отвечает та. Редакция «Neoboy», по всей видимости, также этого не знает, а те, кто им платят, — не хотят, чтобы об этом знала публика. Зато ненасытные нимфоманки с усталым упорством говорят об этом везде, где могут: порно — это зеркало разврата, порно — это сексуальная эксплуатация, порно нормализует и поощряет сексуальное насилие!

Не порнографией, в конце концов, должна заниматься женщина-нимфоманка, а борьбой против угнетения женщин мужчинами, против сексуального насилия, против сексуальной эксплуатации, сексуальной нищеты, убийств на почве секса — фронт борьбы нимфоманок за сови права обширен и так.

На волне возрастания популярности CFNM-темы «Neoboy» регулярно пиарится публикациями о том, как начать «совращение» достойных мужчин, какой нужен стартовый набор познаний, рассказывает о «длине члена в зависимости от национальности» и о том, чем пенисы негроидов отличаются от членов настоящих кавказских жеребцов. Публикуются рассказы «сабмиссивных нимфоманок» о том, как они наслаждаются своим подчинением. Да, без тени сомнения, без малейшего редакторского комментария словосочетание «сабмиссивная нимфоманка», эта помесь осла с единорогом, попадает в печать. А что: активные, пассивные, почему бы нимфоманкам не стать еще и сабмиссивными, чтобы, например, не приходя в сознание отстаивать генг-бенг в качестве своего базового права?

В итоге «Neoboy» — это просто такое издание за свободный секс, «Neoboy» согласен на то, что нимфоманок всех мастей угнетают (и женщин, и трансгендеров — особенно трансгендеров) некие «гендерные роли». Прогрессивные девушки-нимфоманки с внутренней жаждой борьбы между шоппингом, покраской ногтей и лица (для себя) и просмотром небанальных фильмов могут восстать для защиты свободного секса, геев и трансгендеров (особенно трансгендеров!) от ужасающего гнета гендерных ролей.

Секрет успеха «Neoboy» и других рассадников нимфомании заключается именно в том, что они набрасывают на реалии женской половой жизни сладкий флер добровольности, свободного выбора (нет, это не муж-тизвращенец мне очко рвет, это я такая сабмиссивная), даже протеста (все в кроссовках, я на лабутенах), при этом утешительно сигнализируя: «не вставай с колен, не очухивайся, не возникай — ты уже нимфоманка, ты уже свободная, ты уже субъект! Самое важное сделано, теперь можно красить губы».

Статьи по теме